x_b: (Default)
Дорога из Ашхабада в Ташкент занимала полтора суток. Ехали поездом. Ночью поезд останавливался на станции Душак. Мы трое дружно высовывались в окно и орали во всю глотку: "Станция Душак, начальник ишак, помощник верблюд, поезд стоит пять минут". После совершения этого героического поступка мы быстро сползали от окна и прятались под лавкой, т.к. были уверены, что немедленно прибежит отряд милиции и нас заберут в тюрьму. Но все обходилось.

Родители к этому времени расстались. Отец остался в Ашхабаде, а мать и мы трое переехали в Ташкент. Старшему (Сережа, погиб на войне). было 9 лет, мне (автор записок, Марианна, моя мать), а младшему 5. Недолго мы прожили без отца. Юра вдруг заболел и у него начались судороги. Мать вызвала отца из Ашхабада. Бросив там все, он приехал и снова сошелся с женой. В Ташкенте не было для него работы по специальности. Он устроился экономистом в Уполнаркомсвязи, где проработал несколько лет.

А в это время в Ашхабаде произошло совершенно неожиданное. Правительство оказалось националистами и было расстреляно в полном составе, вместе с комиссией законодательных предположений. По пословице "не было бы счастья, да несчастье помогло". Так отец сохранил свою жизнь.
x_b: (Default)
Однажды в Ашхабад приехал зверинец. Железные клетки стояли тесно по площади и мы, конечно, с интересом наблюдали за животными. Сейчас не помню, какие звери были в клетках. Единственное, что мне врезалось в память – шимпанзе. Я ходила к ней каждый день. Я ее полюбила как сестру. Я носила ей угощение: лук, чеснок, фрукты. Она брала меня за руку, и, найдя родинку, все пыталась поковырять ее. Любила она и шуровать в волосах. Как мне объяснили, обезьяна ищет в волосах выпавшую волосяную луковицу и съедает ее. Потом зверинец уехал.

Бывали времена, когда папа говорил, что откроют границу и пропустят караван из Персии. Это значило, что ресурсы города на исходе. И вот на улице появлялся караван верблюдов. Гордо и медленно шли они по улице мимо нашего дома, оглядывая улицу. Мальчишки старались перебежать улицу между верблюдами. Это была веселая игра и длилась она, пока последний верблюд не скрывался за углом.

Дом, где мы жили в Ашхабаде, был на углу и рядом располагался караван-сарай. Люди сидели в чайхане и пили чай или спали. Верблюды, лошади и ишаки находились во дворе караван-сарая. Ночи, когда караван стоял в городе, были бешеными, так как животные от жары и насекомых все время были на взводе. То и дело вспыхивали драки с ревом животных и криками погонщиков.
x_b: (Default)
В 1929 году в один из праздников, то ли на май, то ли на ноябрь, родители отвели нас к соседям Слепцовым, у которых были две девочки нашего возраста, а сами ушли в гости праздновать. Нас собралось 5 человек. Уже не помню, во что мы играли, но вдруг зазвенели стаканы на подносе возле самовара, и люстра пошла по кругу.

Мы уже знали, что такое землетрясение и бросились вон из дома в сад, где притаились под яблонями. Тут начали прибегать родители и искать своих детей. Так и просидели всю ночь в саду. В дом идти боялись. На утро мы отправились на улицу. У многих домов передняя стена упала на тротуар, и все было видно, как в театре. В домах было все разбросано. Растерянные люди бродили вокруг своих домов и боялись входить. На куполе собора крест надломился и как бы повис.
x_b: (Default)
Спустя некоторое время мы переехали на другую квартиру, на углу улицы Всеобуча. Во дворе был бассейн. Он был глубокий, «с ручками» взрослому человеку. Но воду пускали в арыках только раз в десять дней. И наш бассейн стоял пустой. Как и прежде, у нас игрушкой была большая черепаха. Она ползала по дну бассейна и мы ей играли. Однажды утром мы увидели, что пустили воду и бассейн полный. Мы поняли, что наша черепаха утонула. Мы бросились к сыну хозяйки и упросили его вытащить черепаху из бассейна. На берегу черепаха не шевелилась и была как мертвая. Но мы начали ее спасать – мы делали ей искусственное дыхание - двигали ее передние ноги – от головы и к голове. И через какое-то время у нее изо рта полилась вода и она оживела.

В это время был совершен первый перелет на дирижабле через северный полюс. Прославился Руальд Амундсен, который потом погиб при поисках экспедиции Нобиле. (1925-1926 годы). Об этом много говорили. И мы играли в Руальда Амундсена. Какие-то детские тележки были нашими дирижаблями и мы носились по зарослям в саду и очень увлекались этими поисками.

У хозяев была собака Карагёз (значит «черный глаз»). И вдруг у нее появились щенки. Нашей радости не было предела. Среди щенков был один, который стал нашим любимцем. Он был белый с черными пятнами и очень лохматый, похожий на шар. Время от времени мы, трое детей, наведывались к отцу на работу. Вахтер нас знал и свободно пропускал. В комнате сидели несколько юристов – очень приятных людей – которые шутили с нами, и мы вели себя с ними запросто. Конечно, я не могла не похвалиться, что у нас великолепные щенки. «Какой породы?» спросил Адамов. «Какой породы? Конечно, персидской», - объяснила ему я. Он пожелал заполучить щенка персидской породы.

Мы обсудили это и решили преподнести ему нашего лохматого любимца. Через несколько дней мы отправились с ним к юристу. Когда Адамов увидел щенка, он в ужасе воскликнул: «Да ведь это простая дворняжка!». Несчастный, как он не понимал, что наш щенок был необыкновенной красоты и породы. В это время юристов позвали на совещание и они все ушли. Я горько рыдала. Мы забрали свой дар и ушли домой. После совещания юристы вернулись в кабинет – а нас и след простыл. Они были уверены, что мы им оставили щенка, и еще долго разыскивали его по кабинету и коридорам. Адамов всегда смеялся надо мной. У меня была коса, и он рисовал мартышку с косой и бантом и писал: Марьянка-обезьянка.
x_b: (Default)
Мы не всегда гуляли с няней в парке им.Ленина. Иногда все члены комиссии законодательных предположений вместе со своими семьями шли гулять на холмы. Это была не просто прогулка. Дело в том, что жизнь в Ашхабаде шла все время на фоне слухов о басмачах, которые нападали на города, захватывали женщин и продавали их в Персию. Однажды утром прискакал всадник из Ташауза и сообщил, что там за одну ночь зарезали всех русских. Естественно, что всех служащих вооружили и они ходили на холмы, где тренировались в стрельбе по мишеням из своих наганов (или револьверов? Мне тогда было все равно), а жены и дети тем временем гуляли. Иногда мы набредали на кучку сухопутных крабов, или ловили черепах и ежей.

Было там и очень интересное место, куда мы тоже ходили гулять. Это была мечеть бехаистов. Красивый сад с аллеями кипарисов, павлинами, разгуливающими по газонам. А в центре – сама мечеть. Это круглое здание, стоящее на возвышении. И все окна были сделаны из витражей. По ночам павлины кричали громко своими противными голосами. Это было слышно очень далеко.
x_b: (Default)
В 20-е годы наша семья жила в Ашхабаде – столице Туркмении. Отец мой Борис Иванович Беляев, работал в комиссии законодательных предположений. Республики Средней Азии присоединились к Советскому Союзу в начале двадцатых годов. Им был нужен собственный кодекс законов. Вот комиссия и работала над этой задачей.

Климат в Туркмении очень жаркий, поэтому учреждения работали с утра до часу дня. Затем все отдыхали. Работа возобновлялась после 5 часов пополудни и длилась до темноты. После работы папа еще читал какие-то лекции по правовым вопросам.

Мы – трое его (на самом деле его детей было только двое, но тогда Марианна про это еще не знала) детей – бегали в парке, играли и улавливали обрывки его лекций. Вечерняя прохлада среди зелени деревьев была лучшим временем суток. Зима все же была в Туркмении. Иногда было до –10. Нас заставляли надевать гамаши - колючие чулки из бараньей шерсти. Это была пытка! К счастью, длилась зима не долго.

Иногда на город спускался самум. Это песчаная буря. Тогда закрывались наглухо все окна и ставни. Люди раздевались и ложились на пол. Это давало отдых от жары. Никто не выходил из дому. Когда самум кончался – это могло быть на следующий день – открывали окна, ставни и тряпкой собирали песок. Несмотря на все закрытия, песок лежал ровным плотным слоем на подоконниках, мебели, полу.

Няня водила нас гулять в ботанический сад. Он был старый, заросший. Или в парк имени Ленина, который создавался на наших глазах. Разбивались великолепные клумбы, аллеи и дорожки. Нам все это было интересно.

Profile

x_b: (Default)
x_b

April 2017

S M T W T F S
      1
234567 8
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 09:06 am
Powered by Dreamwidth Studios